Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

Религиозно-этические аспекты отношений знати и князя иа Руси в Х-Хii веках


«Иже бяху велику честь приимали от Всеволода и от брата его, ти же почаша лестити под князем своим», с горечью восклицает летописец. Чуть ниже он, описывая действия бояр, сговорившихся с горожанами «перельстити князя своего», уточняет список (как делал и составитель повести «О убиении Бориса», торжественно перечисляя товарищей Путши) «началницев свъту злому тому» и упоминает несколь ких человек, переметнувшихся к Изяславу из дружины брата Игоря Святослава . Та ким образом, бояре выступают предводителями заговора, и на них возлагает летопи сец главную вину потому, что именно бояре связаны с «князем своим» особенно тесными узами, они были удостоены от него «великой чести», и они-то и должны были в первую очередь блюсти «любовью между князьями, а не «сваживать» (ссорить) их. Впрочем, согласно средневековому мировоззрению, люди не могли быть абсолютно свободны в своих поступках и полностью ответствены за них, и за всем учинившимся «злом» летописцу видится, как всегда, зловещая тень главного ненавистника добра и врага рода человеческого Сатаны.

Насколько эти представления были актуальны для самих участников описанных событий, судить по летописному тексту трудно. Можно отметить только, что Улеб, пре давший Игоря, служил позднее в дружине Изяслава Мстиславича , следовательно, Изяслав рассматривал переход к нему боярина, совершившего «лесть», скорее с прагматических позиций. В то же время Изяслава едва ли можно обвинить в равнодушии к заповедям христианской этики; для него не были пустым звуком слова о братолюбии, которые настойчиво повторяет составитель Киевского свода, обращая их в адрес князей и дружин. Во всяком случае, летописец сообщает, что позднее (через год после описанных событий), узнав об убийстве киевлянами Игоря Ольговича (к тому времени пост риженного в киевском Федоровском монастыре), Изяслав мучился угрызениями сове сти: «И рече Изяслав своей дружинъ: "То мнь есть порока всякого. От людии не уйти, тьмь есть речи: "Изяслав велъл". Но тому Бог послух, яко не повелъл, ни науцил. А то уже Богови судити". И рыла ему мужи его: "Без лъпа о немь печаль имъеши, оже лю демъ речи, яко Изяслав уби и или повелъл убити. Но то, княже, Бог въдаеть и вси лю дье, яко не ты его [убил, но уби сут братиа его. ХИ], оже хрест к тобъ цъловавше и пакы ступиша, и льстью над тобою хотьли учинити и убити хотяче (имеются в виду Владимир и Изяслав Давыдовичи и Святослав Всеволодич, которые перешли на сторону брата Игоря Святослава Ольговича, враждовавшего с Изяславом Мстиславичем. П.С.)'\ Изяслав же рече: "Аже ся уже тако учинило, а тамо нам всим быти. А то уже Богови судити", и жалова на кияны» .

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  

Другие статьи по теме:

- Золочение куполов
- Антизападничество и антимодернизм в восточном православии
- Иерусалимский храм
- Приходское духовенство xv - начала xvi века
- Из истории полемики против латинян в xvi веке
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи