Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

Религиозные свободы в России конца xx века


За новым законодательным актом в кругах правозащитников закрепилось название “закона о свободе от совести”. Весной 1999 г. с критикой его неожиданно для многих выступил Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации О.О.Миронов, который, будучи в 1997 г. депутатом Думы, голосовал за этот документ. В своем заключении, направленном руководителям различных ветвей власти, он подчеркнул, что “помимо декларированного в преамбуле привилегированного положения отдельных религий, ряд других положений закона устанавливает нормы, по сути ведущие к дискриминации отдельных конфессий на практике”.

Политики в России в большинстве своем столь же далеки от подлинной религиозности, как и в советские времена. Однако их манит перспектива воссоздать “монолитное единство” российского общества под новым знаменем. Религия для многих — синоним идеологии, а Бог — средство для обеспечения собственной власти, причем епископам РПЦ как в центре, так и на местах они отводят ту же самую роль охранителей “идеологической чистоты” общества, которую в советский период играли партийные комитеты КПСС.

Сторонники клерикализации государства, действующие внутри РПЦ, со своей стороны, используют чиновников светской власти, чтобы их руками решать проблему привлечения в церковь потенциальных верующих. Эти люди так и не научились подлинному христианскому миссионерству. Они предпочитают достигать своих целей иным путем — через фактическое слияние с государственными структурами, монополизацию религиозного вещания на государственном телевидении и радио, ограничение свободы проповеди других культов.

Известный русский юрист и общественный деятель А.Ф.Кони, занимавший посты сенатора и члена Государственного совета Российской империи, еще в царские времена обращал внимание на опасность слияния церковных и государственных структур. “Соединение политики и веры всегда приводило к дурным последствиям, — констатировал он в одной из своих работ. — Там, где Церковь подчиняет себе политику…, это вырождается в инквизицию; там, где политика подчиняет себе Церковь, там Церковь обращается в полицейское учреждение и несет службу городового в защиту веры и действует огнем и мечом”.

В дальнейшем поборники религиозной дискриминации потерпели одно за другим два поражения в Конституционном суде. Не решившись открыто признать вступивший в силу закон антиконституционным, суд тем не менее фактически дезавуировал несколько его положений, вызывавших особенно серьезные возражения правозащитников, в том числе известных юристов А.В.Пчелинцева и В.В.Ряховского. 23 ноября 1999 г. он отменил требование о 15-летнем сроке легального существования “на данной территории” как условии для перерегистрации всех местных религиозных организаций, — в том числе и тех, которые уже были зарегистрированы до принятия закона. Введение законом этого условия автоматически лишало права на перерегистрацию организаций, которые не были официально признаны властями во времена Брежнева и Андропова.

А 13 апреля 2000 г., согласившись с аргументами адвоката Г.А.Крыловой, тот же суд признал неправомерным навязывание религиозным организациям канонической структуры по образцу православной, которая строится по территориальному признаку. При этом было разрешено использовать в наименованиях религиозных организаций слова “Россия”, “российский” и производные от них, если до вступления нового закона в силу они уже использовали эти слова. Тем самым для этой категории религиозных организаций снималось требование доказывать, что они легально существовали под своим нынешним наименованием, 50 лет назад, то есть во времена Сталина и Берии.

Еще одну грубую ошибку, допущенную при принятии закона 1997 года, пришлось исправлять самим законодателям. Избранная в декабре 1999 г. Дума нового созыва была вынуждена начать свою работу с принятия закона, который продлевает до 31 декабря нынешнего года срок окончания перерегистрации религиозных объединений. В соответствии с законом 1997 г. перерегистрация должна была занять два года и завершиться 31 декабря 1999 г. За это время официальное признание предстояло вновь получить 16 тысячам объединений, значившимся в государственном реестре религиозных организаций на момент принятия закона. Сделать это не удалось.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  

Другие статьи по теме:

- Ученые тоже верят в потусторонние силы
- К проблеме диалога со старообрядцами: уроки истории
- О религии и империи: миссии обращения и веротерпимость в Царской России
- Приходское духовенство xv - начала xvi века
- Храм Василия Блаженного
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи