Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

К проблеме диалога со старообрядцами: уроки истории


Питирим отпустил Андрея при условии, что община полностью перейдет под его начало. Андрей же, памятуя, что Петр прагматично относится к старообрядцам, поехал в столицу, надеясь там найти правду и спасти общину от разрушения. Но в 1720 году здесь дули уже совсем ледяные ветра. Петр приказал диакона казнить, и ему отсекли голову в Нижнем Новгороде.

Справедливости ради надо сказать, что владыка Питирим материально поддерживал людей, вышедших из раскола. Совсем как современные борцы с тоталитарными сектами, создающие “реабилитационные центры”. У Питирима такими центрами были монастыри, где жили покаявшиеся старообрядцы (всего около 270 человек). Он выдавал каждому из них до пяти рублей ежегодно. Правда, такая возможность у него была только до 1726 года, затем денежный поток на “миссионерские нужды” уменьшился. Произошло это потому, что духовное ведомство было отстранено от сбора “двойного оклада”. А так как деньги на содержание штатных миссионеров и миссионерские нужды (в том числе и на питиримовскую благотворительность) брали у тех же старообрядцев, Синоду пришлось урезать свои программы и ликвидировать ряд учреждений. Теперь их осталось только два: “Розыскная раскольнических дел канцелярия” в Санкт-Петербурге и духовная Дикостерия в Москве. Интересно, что в 1728 году при Дикостерии была учреждена особая должность “увещателя раскольников”, на которую назначались духовные лица, хорошо знавшие Св. Писание. Как утверждает Синайский, она была чисто миссионерской, освобожденной от административного и фискального элементов. Из документов, правда, не видно, чтобы деятельность такого рода получила развитие.

Среди миссионеров, занимавшихся “обращением” староверов, кроме людей духовного звания были и миряне. История XVIII столетия сохранила нам имена некоторых из них: П. Зиновьев, И. Рожнов, Ю. Ржевский. Постепенно таких миссионеров становилось все больше. Претендуя на роль “истинных поборников старины”, на деле сии “подвижники” способствовали замораживанию приходской жизни, выступали против введения патриаршества, очень специфически понимали проблемы перевода богослужебных текстов на другие языки. Вот, например, характерное и откровенное высказывание одного из них — иеромонаха Александра, размышлявшего на страницах “Миссионерского обозрения” (№2, 1905) о книге епископа Хрисанфа “К вопросу о переводах на инородческие языки” (Казань, 1904): “Конечно, никто не будет отрицать пользы переводов на инородческие языки там и тогда, где без этих переводов нельзя обойтись. Сам преосвященный Хрисанф не отрицает пользу переводов, вызываемых жизнью, ибо лучше что-либо, чем ничто... Не будет большой беды, если миссионер воспользуется переводами... Но мы должны помнить, что наша обязанность заключается не только в христианском просвещении, но и в обрусении инородцев”.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  

Другие статьи по теме:

- Антизападничество и антимодернизм в восточном православии
- Повседневная жизнь русского средневекового монастыря
- Религиозность как фактор российской жизни в 1990-е
- Духовная эволюция или деградация?
- Совет по делам религий при совете министров СССР и Русская Православная Церковь
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи