Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

Священство и царство в российском общественном сознании


Естественно, для христиан новые жертвоприношения не нужны. Жертва, принесенная на Голгофе, абсолютна, никакое другое искупление после нее уже не нужно и не возможно; подвиг мученика состоит не в “частном искуплении”, а во свидетельстве веры ценой своей жизни, в соучастии, а не в повторении Голгофы. Вместе с тем и царство, и священство продолжают свое существование. Богословие иконы открыло новую возможность, уже предугаданную в древневосточных богословских моделях: почитать в царе и священнике не воплощение и не ипостась Божества (как в древнейших пластах языческой мифологии), а Его образ. Речь не идет о том, что каждый конкретный царь и каждый конкретный священник обладают божественной природой или воплощают в себе неземное совершенство, а о том, что они исполняют на земле роль, символически представляющую Бога. Причем играть они ее могут с разным успехом, в том числе — с полным провалом.

Как во Христе различаются, но не разделяются божественная и человеческая природа, так и в христианской монархии священство и царство в идеале образуют два различных, но связанных друг с другом института:



священство царство

В христианстве, по выражению Зубова и Павловой 12 , “царство совершенно изменило свою природу (по сравнению с языческим древним Востоком. — А.Д.), и, хотя память прошлого величия царственности постоянно вызывала конфликты со священноначалием, в лучшие моменты истории pax сhristiana они разрешались в симфонию богочеловеческого тела Христова”. Нетрудно угадать, что помимо “лучших моментов” бывали и худшие, когда верх брала память языческого прошлого, очевидно, заложенная в человека на уровне “коллективного бессознательного” и потому всплывающая вновь и вновь, невзирая на новые теории и реалии.

И чтобы понять российскую современность, имеет смысл посмотреть, как соотносились друг с другом священство и царство в тех монархиях, преемниками которых видели себя русские государи, строившие на своей земле “Новый Иерусалим” и “Третий Рим” одновременно.

2. Монархия в Ветхом Завете

По мнению составителей сборника Regnum Aeternum13, земное царство “изначально было образом, иконою горнего Царства”, и это “не более недостойно, чем человеку быть образом Божиим”. Характерно само название этого сборника — он посвящен монархии земной, но носит имя, которым у христиан может обозначаться только Царство Божие.

Однако насколько правомерно уподоблять установление монархии сотворению человека, непосредственному делу рук Божьих, образу и подобию Бога (Быт 1:26-27)? 8-я глава 1-й книги Царств совершенно однозначно трактует монархию как чисто человеческое изобретение, как своего рода отступничество от идеала теократии, и никакие библейские пассажи, говорящие о практических преимуществах монархии над анархией (“В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым” — Суд 19:1; Суд 21:25), не признают за монархией никакого божественного происхождения.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  

Другие статьи по теме:

- Священство и царство в российском общественном сознании
- Религиозно-этические аспекты отношений знати и князя иа Руси в Х-Хii веках
- Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в xix - начале xx в.
- Религиозные свободы в России конца xx века
- К проблеме диалога со старообрядцами: уроки истории
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи