Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

Ученые тоже верят в потусторонние силы

В сущности, убежденный атеист – тот же верующий человек, исповедующий материальные принципы обустройства мира. Возможно, врачу или инженеру, вступающим в отношения с конкретным организмом или прибором, которые можно «пощупать руками» и совершить над ними целенаправленные действия, легче стать закоренелыми материалистами, чем психологу или гуманитарию, путешествующим по заповедным лабиринтам человеческих душ. Но тот же физик-теоретик, являющийся приверженцем квантовой механики, фрактальной логики, теории относительности или волновой генетики, не отрывается ли он от материального носителя в сферу такого неощутимого идеального, которое не то что руками потрогать, но и вообразить немыслимо обычному человеку. Как сказал один знаменитый математик о другом не менее знаменитом поэте: чтобы заняться наукой, ему не хватило фантазии. И все-таки одно дело, когда интеллектуальные экзерциции базируются на экспериментальных фактах и заканчиваются спрогнозированным подтверждением, как это происходит, например, в случае управляемой ядерной реакции, или при изучении космических объектов. Однако в повседневности встречается гораздо больше неподтвержденных теорий и гипотез, как это имеет место в уфологии, парапсихологии, толковании паранормальных явлений и проч.

Известный советский биофизик М.В. Волькенштейн на экзаменах по своему предмету любил задавать студентам вопрос о природе межатомных взаимодействий в растворимой белковой глобуле или молекуле ДНК. Если студент уверенно перечислял все известные виды физических сил, профессор не без хитрости щурил глаз и глубокомысленно вопрошал: «А за счет чего же она живет?». Вот тут-то крылся самый подвох, и, упаси Бог, экзаменующемуся было пуститься в пространные рассуждения о животворящей силе, метагенетических лучах Гурвича, сверхслабых информационных полях – его ждал незамедлительный провал и анафема, а профессор потирал руки в удовлетворении, что разоблачил очередного «лжеученого». Последние годы жизни (1912...1992) Михаил Владимирович особенно много сил уделял борьбе с лженаучными теориями, но, к сожалению, не дожил до времени их пышного цветения. Люди оказались куда более иррациональными, чем виделось многим приверженцам «строгих правил».

Издатель журнала «Скептик» Майкл Шермер в предисловии к своей недавно вышедшей книге «Почему люди верят в странные вещи» цитирует замечание профессора психологии Роберта Штенберга: «Конечно, занимательно слушать о заблуждениях других, когда мы сами абсолютно уверены, что никогда не будем столь глупы. Но возникает вполне обоснованный вопрос: почему даже умные люди верят в таинственные силы?» Шермер объясняет это тем, что интеллектуалы не могут и не хотят расставаться с предрассудками, потому что они привыкли отстаивать свои убеждения, вне зависимости от того, какими путями они пришли к ним. Подобным образом Лев Толстой описывает чувства героя, который сначала врал на потеху публике, потом привык, а с годами сам поверил в придуманную ложь.

1  2  

Другие статьи по теме:

- Совет по делам религий при совете министров СССР и Русская Православная Церковь
- Религиозно-этические аспекты отношений знати и князя иа Руси в Х-Хii веках
- Преемство с исторической Россией — духовно-нравственная задача нашего времени
- Из истории полемики против латинян в xvi веке
- Шатровые каменные храмы
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи