Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


 

Проблемы религиозного образования в России


Исторический опыт показывает, что духовные школы не всегда были в роли догоняющих высшие светские школы. На рубеже XIX-XX вв. уровень духовного образования и церковной науки не только сравнялся, но по некоторым наукам и превзошел университетский. Даже “провинциальная” Казанская духовная академия воспитывала выдающихся ученых, которых с большим радушием принимала университетская наука. Выпускник академии литургист А.А.Димитриевский прославился в Новороссийском университете, канонист А.С.Павлов — в Московском. Один только профессор канонического права Илья Степанович Бердников воспитал целую плеяду ученых, преподававших в шести высших учебных заведениях России (Казанском, Харьковском и Томском университетах, Институте гражданских инженеров, Московской и Казанской духовных академиях).

Обе — светская и духовная — образовательные системы развивались по законам внутренней логики и целесообразности, но при этом нельзя сказать, что совершенно не было никакой зависимости духовной школы от светской. Напротив, процесс институционального развития духовной школы вплоть до октябрьского переворота 1917 года находился в русле общероссийских реформаторских и контрреформаторских процессов. Поэтому реформы духовной высшей и средней школы осуществлялись почти одновременно с реформами светского образования. Так, новые уставы духовных академий вводились в 1814, 1869, 1884, 1910-1911 и 1917 гг., т.е. почти одновременно с введением новых университетских уставов, знаменующих собой новые этапы образовательных реформ. Каждый из этих академических и университетских уставов нес в себе “дух эпохи”, являлся плодом реформаторских или, напротив, контрреформаторских устремлений того или иного российского императора, политической и церковной элит России.

Анализируя научную деятельность духовных академий на рубеже XIX-XX вв., можно прийти к выводу, что период с 1884 по 1910 гг. (время действия устава духовных академий 1884 года) явился периодом наибольшего расцвета академической науки в России, а период 1910-1917 гг. (когда действовал устав 1910 года) был переходом к новому, еще более высокому уровню академической науки, чуждому эпигонства, компилятивности и зависимости от науки западной. Преимущественно схоластический, школьный характер русской богословской и церковно-исторической науки, характерный для периода до 1869 г., в эпоху либеральных реформ и действия либерального академического устава меняется в лучшую сторону, обретает формы научного исследования, основанного на новейших достижениях мировой науки. Уже в 80-90-е годы XIX в. отечественная церковная наука настолько окрепнет, что начнет выдвигать из своей среды ученых практически мирового уровня. В Петербургской академии — историка В.В.Болотова, литургиста и исследователя церковной археологии Н.В.Покровского; в Московской — историков А.П.Лебедева, Е.Е.Голубинского, Н.Ф.Каптерева, патролога И.В.Попова; в Киевской — еще в 60-70-е годы В.Ф.Певницкого, в Казанской — А.С.Павлова, литургистов Н.Ф.Красносельцева и А.А.Дмитриевского, канониста И.С.Бердникова, библеиста П.А.Юнгерова, патролога Д.В.Гусева, историка Ф.А.Курганова. Статьи этих ученых переводятся на иностранные языки, монографии становятся явлением в отечественной науке. Все чаще в публикациях профессоров и доцентов академии встречается аргументированная критика западных исследований, полемика с ними, причем эта полемика не остается односторонней, в ней участвуют и западные ученые (А.Гарнак, А.Пальмиери, епископ Никодим (Милаш) и проч.). Переписка отечественных и западных теологов публикуется в российских и зарубежных журналах, демонстрируя отсутствие языкового барьера и каких-либо искусственных границ. В отечественной церковной науке делаются научные открытия (исследования В.В.Болотова по церковной истории Египта, Эфиопии, Сирии; доказательство А.А.Спасским авторства Дидима Слепца в отношении “Четырех книг Евномия против св.Василия Великого”1 и проч.). Переводы наиболее авторитетных зарубежных статей и монографий осуществляется практически сразу после выхода этих изданий на западе, научные поездки за границу становятся естественным и обычным явлением для отечественной науки. На рубеже веков и, особенно, в начале XX века отечественная наука вообще, и академическая, в частности, переживает невиданный прежде творческий расцвет. В Петербургской (Петроградской) академии работают историк и богослов Н.Н.Глубоковский (воспитанник Московской академии, под его редакцией продолжала выходить “Православная богословская энциклопедия”), историки И.С.Пальмов и А.И.Бронзов, византинист И.И.Соколов, библеист Е.И.Евсеев, исследователь христианской аскетики С.М.Зарин; в Московской — богословы и философы о.Павел Флоренский, М.М.Тареев, архимандрит Илларион (Троицкий); в Киевской — литургист М.Н.Скабалланович, в Казанской — философ В.И.Несмелов, патролог Л.И.Писарев, этнограф Н.Ф.Катанов, историк И.М.Покровский, догматист П.П.Пономарев.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  

Другие статьи по теме:

- О религии и империи: миссии обращения и веротерпимость в Царской России
- Антизападничество и антимодернизм в восточном православии
- ю.н. столяров библия и библиотеки
- Православная Церковь и государственные юбилеи Императорской России
- Религиозность как фактор российской жизни в 1990-е
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи