Календарь

Церковный (Юлианский)

Cобытия


Библейские чтения

Евангелие от Марка в переводе С.С. Авернцева


Библиотеки СПб

Библиотеки христианской книги

Законодательство

Закон и библиотеки


Дымоход вулкан модульный дымоход.
 

Из истории религиозного вектора русской мысли: Василий Андреевич Жуковский


В 1848 г. Жуковский подводил итоги, сравнивая положение на Западе и в России. Итоги эти казались ему обнадеживающими. С удовлетворением замечал он, что Россия не испытала разрушительной Реформации, «произведшей мало-помалу ту смертельную болезнь, которой теперь страждет Европа; и если она далеко отстала от Европы в цивилизации, то в такой же мере сохранила неприкосновенным, что европейская цивилизация уничтожила и чего уничтожение в свою очередь уничтожит европейскую цивилизацию, - сохранила веру в святое». «У нас целы те главные, основные элементы, которыми держится бытие государств христианских, - продолжал Жуковский. - Наша Церковь не изменилась: Реформация не дерзнула коснуться ее святыни; а неизменяемость Церкви сберегла и упрочила неизменяемость власти державной, которая, несмотря на все волнения государственные, осталась непотрясенною в своем основании, т.е. в понятии о божественности ее происхождения и в исторической ее законности. Русский народ, в котором никакой произвол мятежного умствования не поколебал веры в непреложность Церкви, остался равномерно верен и власти державной, проповедуемой Церковию» .

Жизнь гражданского общества, по убеждению Жуковского, регулируется законом. Гражданские законы определяют права, уголовные ограждают собственность и личную безопасность людей. Умственную жизнь определяет наука, нравственную - религия. Закон и религия ограничивают личную свободу и таким путем утверждают свободу гражданскую. Гражданская свобода состоит «в полной возможности делать все то, что не запрещено законом, т.е. в подчинении воли своей воли закона». Вредоносную волю закон должен обуздать. Гражданский порядок поддерживается страхом наказания за противозаконные действия .

В этой плоскости Жуковский рассматривал вопрос о свободе мысли, слова, преподавания. Мысль человека свободна, считал он. Но мысль, выраженная словом, уже получает характер гражданства. Мысль, высказанная в печати, «есть уже мысль гражданина, действующего публично». Получив со времени Французской революции обширное поприще, действуя на массу, такая мысль может поддерживать мятеж и разрушить общественный порядок. А потому истинная свобода несовместима со свободой тиснения. «Мысль-гражданин» (печать) должна быть подвержена точно таким же законам, как и человек-гражданин законам, определяющим ее права и охраняющим общество от ее преступлений. Законы эти должны быть не только наказующие, но и предупреждающие, что будет содействовать росту образованности. Но время для такого законодательства еще не пришло .

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  

Другие статьи по теме:

- Христианство, власть и общество у восточных славян (x-xvii вв.)
- Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в xix - начале xx в.
- Религиозность как фактор российской жизни в 1990-е
- ю.н. столяров библия и библиотеки
- К проблеме диалога со старообрядцами: уроки истории
 
Актуально, Из истории,наш опрос

Актуально

ПЯТЬ ПУНКТОВ КАЛЬВИНИЗМА
основные положения теологии протестантизма 17 века

В. Дж. Ситон

Архив


Из истории

Началo Библиотечный каталог Издательства События Опросы Статьи Контакты
WebMaster
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи